Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Чтобы слово в каждом сердце проросло
подсвечник и очки
krasnovski
Успешной журналистикой может быть только нравственная журналистика


Фото: geocaching.su

Журналистов нынче общество не очень жалует. И тому, что престиж профессии и доверие к ней упали, есть много причин. Но всё-таки журналисты были и пока, к счастью, во многом остаются часовыми общества. Им доверяют, к ним прислушиваются. А подчас к ним всё ещё, как и в прежние времена, обращаются с последней надеждой на помощь.

У нашего земляка Николая Ивановича Рыленкова есть замечательные стихи, посвящённые коллегам-журналистам:

Может быть, среди ремёсел трудных
Нет трудней, чем наше ремесло,
В нём всё то, что в праздниках и в буднях
Радостью и горем сердце жгло.
Говорим мы всем, кого взманила
Лёгкая удача: не спеши!
Мы перо макаем не в чернила,
А в крутой отстой на дне души.
Чтобы, если не на ветер бросил,
Слово в каждом сердце проросло,
Потому что средь земных ремёсел
Всех счастливей Наше Ремесло!


Мне кажется, что эти строки посвящены Анатолию Тимофеевичу Рыжикову – смоленскому журналисту и краеведу, очень многое сделавшему для Смоленщины и смолян.

Анатолий Тимофеевич действительно макал своё перо не в чернила, а в тот «крутой отстой на дне души», который и определяет нравственную доминанту журналистского творчества.

Более сорока лет он отдал журналистике и краеведению. Сорок лет поистине титанической работы, результатам которой мог бы позавидовать целый коллектив исследователей. Все, кто знал Анатолия Тимофеевича, в один голос утверждают, что он был из той редкой и, увы, уходящей породы журналистов, для которых каждая публикация – итог поиска, вдохновения, работы ума и сердца. Он был неутомим в поиске новых фактов, документов, имён. Из его очерков о людях Смоленщины можно составить не одну книгу, которая могла бы занять своё место на полке краеведческой литературы о земле смоленской.

В своём, пожалуй, единственном интервью незадолго до смерти Анатолий Тимофеевич Рыжиков признался, что, по его мнению, журналист должен прежде всего «обладать огромным терпением и огромным желанием добыть истину, извлечь фамилии из небытия, обладать страстью исследователя».

Эта страсть исследователя приводила Рыжикова к потрясающим результатам в работе. Блестящая серия его очерков о Смоленщине и смолянах в годы Великой Отечественной войны, опубликованная в журнале «Отчизна», который издавался для наших соотечественников за рубежом, сегодня по праву может считаться классикой отечественной журналистики. Кстати, эти очерки были оценены сразу после публикации: они читались по всесоюзному радио, многие люди, упомянутые в них, смогли благодаря Анатолию Тимофеевичу найти друзей военной поры и сгинувших, казалось бы, навсегда в огненном лихолетье родственников.

И это неудивительно. Ведь смоленский журналист Анатолий Рыжиков был убеждён: «Чем дольше по времени, тем больше будет любовь к тем людям, кто защищал Отчизну. Я так это понимаю. Это – наша история. Разве можно её забыть?»

А кто из наших коллег может гордиться тем, что он не только увековечил то или иное событие, того или иного соотечественника на газетных или журнальных страницах, но и... создал целый музей? Причём музей уникальный, которого нигде больше в мире нет. Рыжиков мог гордиться таким результатом своего исследовательского труда.

В начале 1985 года смоленская молодёжная газета «Смена» опубликовала его очерк «Катюша», рассказывающий о судьбе песни Михаила Исаковского и о бережном, чутком отношении к памяти поэта его земляков – жителей посёлка Всходы Угранского района. Выступление газеты взволновало многих читателей. Студенты филфака Смоленского педагогического института решили создать филологический отряд «Катюша», чтобы как можно больше собрать материалов о замечательной песне. А областная организация Общества книголюбов взялась помочь Анатолию Тимофеевичу и будущим педагогам в создании на родине поэта народного музея по мотивам очерка, опубликованного в «Смене».

О добром деле через газету «Советская Россия» вскоре узнала вся страна. И стали приходить в посёлок на высоком крутом берегу Угры письма, бандероли, посылки. В них – воспоминания, дневники, книги, другие подарки, ставшие затем экспонатами единственного в мире музея песни.
Казалось бы, Анатолий Тимофеевич мог испытывать после этого законное чувство удовлетворения. Такого достижения хватило бы, чтобы войти в историю смоленской журналистики и краеведения. Но он был не из тех людей, кто почивает на лаврах. И к тому же отличался удивительной, редчайшей скромностью истинного российского интеллигента. Он не боялся делиться материалами из своего богатейшего архива с молодыми коллегами, возил их во Всходы, стремясь заразить своим энтузиазмом исследователя. Однажды и мне посчастливилось побывать с Анатолием Тимофеевичем на родине поэта. Он повёз нас туда с молодым смоленским скульптором Константином Куликовым, выполнившим скульптурный портрет Исаковского для музея во Всходах. А после этой поездки, когда я готовил материал для газеты о музее «Катюши», мягко, но в то же время очень настойчиво попросил не упоминать в статье лишний раз его фамилию.

Увы, эта скромность иногда больно ударяла по самому Анатолию Тимофеевичу. Особенно в перестроечные времена. К сожалению, нашлись люди, пытавшиеся ничтоже сумняшеся выдать работу Рыжикова по созданию музея и увековечению творчества Исаковского на его родине за свою. Бог им судья...

Из очерка Анатолия Тимофеевича Рыжикова смоляне узнали о шестилетней девочке из Сычёвки Аде Занегиной, отдавшей свои детские сбережения в годы Великой Отечественной на покупку танка. И опять публикация оказалась не просто краеведческим, историческим материалом, а имела небывалый по действенности эффект. После этого очерка смоленские школьники собрали средства уже на целую тракторную колонну «Малютка» из 165 тракторов.

Рыжиков нашёл и адрес квартиры, в которой до войны в Смоленске жил будущий маршал Георгий Константинович Жуков. А потом, уже в годы реформ, вместе с таким же, как он, подвижником Михаилом Исаковичем Ошеровым хлопотал об открытии на доме, где жил будущий маршал, мемориальной доски.

Мало кто знает, что именно по его розыскам внесено 24 поправки в надгробные таблички на могилах в сквере Памяти Героев в Смоленске. Он отыскал, уточнил, помог увековечить их имена. Именно благодаря Анатолию Тимофеевичу была восстановлена историческая правда о многих, кто там похоронен. Не случайно уже на излёте жизни Рыжиков признался: «Я с каждым из этих товарищей, что похоронены у крепостной стены, могу побеседовать, как с живым. Я же знаю о них всё, даже то, что не знают их жёны и дети. Погибшие предстают передо мной как живые. И я восхищаюсь их подвигами». Такие слова, согласитесь, дорогого стоят.

В последние годы, уже будучи тяжело больным, Анатолий Тимофеевич принимал самое активное участие в издании уникальной краеведческой литературы. По его инициативе бывший партийный журнал «Политическая информация» был преобразован в краеведческое издание «Край Смоленский». Он был редактором монографии Г. Ражнёва «Герб Смоленска», фотоальбома А. Стукалова «Край мой Смоленский», ряда других книг.

Даже беглое перечисление того, что сделал Анатолий Тимофеевич, свидетельствует о его уникальном даре поднять местные краеведческие темы до общероссийского масштаба. О его умении найти в истории родного края моменты, которые ещё долгие и долгие годы будут нравственным уроком и примером для последующих поколений соотечественников.

Почему это ему удавалось? Конечно, у Рыжикова был особый журналистский и исследовательский дар. Но было и ещё нечто очень важное. То, о чём он сам говорил так: «Мне претит журналистская безответственность: взял факт, сделал из него сенсацию. А потом копайся в этой сенсации, добирайся до истины». Анатолий Тимофеевич очень тонко чувствовал нравственную доминанту журналистики, понимал всю глубину ответственности и перед теми, о ком он пишет, и перед теми, кто будет читать его очерки. Он делом подтверждал аксиому о том, что успешной журналистикой может быть только нравственная журналистика. Стремился, чтобы истинные ценности не подменялись в сознании читателей сиюминутными. Всё его творчество подтверждает и ещё одну важную истину: талант журналиста проявляется не в какое-то одно яркое мгновение, не в одной публикации, а в череде, казалось бы, будничных дел. Будничные дела журналиста и исследователя Анатолия Рыжикова стали самым лучшим доказательством его подлинного и яркого таланта.

Анатолий Тимофеевич Рыжиков не бросал слов на ветер. Его слова, его очерки прорастали и продолжают прорастать добрым посевом в сердцах смолян. Светлая ему память!

И ещё вот о чём хотел бы сказать. Анатолий Тимофеевич Рыжиков ушёл из жизни в 1999 году. И именно с 1999 года введена литературная премия администрации Смоленской области имени М.В. Исаковского «За достижения в области журналистики и литературы». Она присуждается журналистам, писателям, поэтам Смоленской области за значительные заслуги в области журналистики и литературы. За минувшие почти два десятилетия её лауреатами стали многие достойные люди. Но, увы, среди них нет имени того, кто очень многое сделал для увековечения памяти нашего земляка-поэта и пропаганды его творчества, да и в целом для смоленской журналистики, – Анатолия Тимофеевича Рыжикова. Не пора ли исправить эту несправедливость? Пусть и посмертно.

  • 1
Уникальный был человек. Светлая ему память!

  • 1
?

Log in

No account? Create an account