Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Смоленск в глобальном плане польских реваншистов
подсвечник и очки
krasnovski
Кто и зачем нагнетает истерику на тему «угнетения поляков» в России


Фото: tvc.ru

В Польше продолжается война с памятниками и с мёртвыми: около 500 советских памятников могут быть уничтожены в Польше в ближайшее время, если будут приняты поправки к закону о декоммунизации, подготовленные верхней палатой польского парламента.

Как сообщают информационные агентства, новые поправки к этому закону предложены партией «Право и справедливость», лидером которой является Ярослав Качиньский. По мнению инициаторов законопроекта, в Польше надо уничтожить 490 монументов социалистической эпохи.

21 марта стало известно, что в Варшаве вандалы осквернили самое большое кладбище советских солдат. «По информации, поступившей от жителей Варшавы 21 марта, установлено, что на Центральном воинском кладбище-мавзолее воинов Красной Армии на улице Жвирки и Вигуры, где похоронены 21 468 солдат Первого Белорусского фронта Красной Армии, погибших при освобождении Варшавы в 1944–1945 годах, совершён акт вандализма. На ступенях возле скульптурной группы и плитах, находящихся по периметру центрального обелиска, неизвестными лицами посредством трафарета нанесено более 15 изображений в виде фашистской свастики чёрного цвета, отпечатков стоп красного цвета на фоне государственного флага Израиля», – сообщает ТАСС.

Подобные сообщения в информационной ленте можно встретить фактически ежедневно. И всё это, безусловно, – результат целенаправленной и планомерной политики польских властей, разжигающих ненависть и национализм.


Ряды радикалов растут
Даже польские СМИ уже не могут скрывать роста реваншистских настроений в стране. «По данным ЦИОМа (опрос, проведённый в октябре 2016 г.), 7% поляков считают себя националистами, а 17% поддерживают деятельность таких организаций, как «Национально-радикальный лагерь» и «Молодёжь всея Польши». Ещё более многочисленная группа (от 30 до 40% поляков) разделяет классические взгляды «эндеков» (сторонников «национальной демократии»), то есть неприязнь к евреям и убеждённость, что католицизм – это суть польского характера. Каждый третий опрошенный считает, что евреи оказывают чересчур сильное влияние на дела нашей страны (противоположного мнения придерживаются 37% респондентов), а 38% участников опроса полагают, что настоящий поляк должен быть католиком (не согласны с этим 52% респондентов). Три четверти опрошенных считают, что на протяжении нашей истории мы поступали благороднее, нежели другие народы (не согласен с этим каждый пятый респондент). По мнению 76% участников опроса, польский народ страдал чаще других (противоположное мнение высказали 14% анкетированных). Почти половина респондентов (44%) убеждена, что у поляков больше достоинств, чем у других народов, а каждый десятый – что мы не должны вступать в близкие отношения с представителями других национальностей», – констатирует газета «Политика».

Безусловно, эти тенденции не могут не тревожить. Но они, в конечном итоге, внутреннее дело Республики Польша. Однако то, что этот экстремизм и национализм определённые силы, явно не без поддержки нынешних польских властей, пытаются, что называется, экспортировать в соседние страны, прежде всего в Россию, безусловно, требует самого серьёзного внимания и отпора.

Экспансия, а не взаимопроникновение
Что я имею в виду? В конце минувшего года в Смоленске состоялась открытая международная конференция «Взаимное проникновение культур России, Беларуси и Польши в ходе общего исторического прошлого». Конференция вызвала немалый и не во всём однозначный резонанс, ибо обсуждались на ней не самые простые вопросы российско-белорусских отношений.

А теперь – внимание! Знаете, кому принадлежала инициатива проведения форума? Её выдвинула… польская сторона в лице Консульского агентства Республики Польша в городе Смоленске и ассоциация «Смоленская культурно-просветительская организация «Польская школа».

Среди организаторов конференции были, конечно, и Смоленский государственный университет, Смоленский гуманитарный университет, Смоленский государственный институт искусств, Смоленская областная универсальная библиотека имени А.Т. Твардовского и даже Смоленский дворец творчества детей и молодёжи. Но тон обсуждения заявленной тематики задала именно польская сторона. Это очень чётко видно из материалов сборника, изданного по результатам конференции: из общего его объёма в 70 страниц 20 страниц опубликованы на польском языке. Нет даже полагающихся для такого рода изданий кратких тезисов выступлений польских участников дискуссии на русском и белорусском языках.

Более того, если внимательно вчитаться в то, что говорили на конференции её польские участники, то получается, что они фактически пытались легитимизировать, утвердить в общественном сознании проникновение, а точнее – экспансию польской культуры в Беларусь и Россию, но никак не взаимопроникновение и взаимообогащение культур трёх славянских народов в ходе общего исторического прошлого.

Как Глинку и Твардовского в инородцы записали
Если судить по высказываниям выступавших в Смоленске поляков, то, оказывается, и Пржевальский, и Глинка, и Твардовский принадлежат вовсе не русской культуре, а… польской.

Да, у них в той или иной мере есть родовые польские корни. Но все они жили, трудились, творили во благо России и не отделяли себя от неё инородной родословной. Как и Россия никогда – ни в царские, ни в советские, ни в постсоветские времена – не считала этих великих сынов Отечества инородцами!

Понимаю традиционную польскую спесь и желание уколоть Россию, записав в ряды шляхты её достойных людей. Но, панове, позвольте вопрос: а что сделала Польша для увековечения памяти великого путешественника Пржевальского, замечательного поэта Твардовского, гениального композитора Глинки?

Опере Глинки «Жизнь за царя» («Иван Сусанин») рукоплескали во Франции, Италии, Болгарии, Югославии, Белоруссии (известнейшие музыкальные театры и дирижёры этих стран считали за честь для себя поставить её). А в Польше?

Пржевальский ещё при жизни стал почётным членом Венского, Итальянского, Дрезденского географических обществ. О Российском уж и не говорю! С 1881 года он почётный гражданин Смоленска, почётный гражданин Санкт-Петербурга. А в Польше как увековечены заслуги великого русского исследователя? Не подскажете? Или нечего сказать?

О Твардовском уж и спрашивать не буду! И без того знаю, что за «Василия Тёркина» он в современной Польше объявлен вне закона как «рупор советской пропаганды».

Вот такое, панове, «взаимопроникновение культур» с вашей стороны…

Очень активно на конференции в Смоленске польская сторона разоблачала и белорусский национализм. Но невольно возникает вопрос: а какое, собственно говоря, дело полякам до белорусского национализма? Им бы со своими «эндеками» разобраться…

Кто оплачивал «поиск истины»?
Впрочем, всё это мелочи, на которые можно было бы, по большому счёту, и не обращать внимание. В конечном итоге, на то она и научная дискуссия, чтобы звучали разные точки зрения в поисках истины. Но вот вопрос: а кто оплачивал этот «поиск истины»? Ведь организация такого масштабного мероприятия, как международная научная конференция, и издание сборника статей по её итогам требуют по нынешним временам немалых финансовых затрат.

И потому хотелось бы задать прямой вопрос организаторам конференции: правда ли, что издание сборника «Взаимное проникновение культур России, Беларуси и Польши в ходе общего исторического прошлого» было оплачено Консульским агентством Республики Польша в городе Смоленске при посредничестве ассоциации «Смоленская культурно-просветительская организация «Польская школа»?

У меня есть очень серьёзные основания полагать, что так оно и было. Но тогда, согласитесь, уважаемые читатели, разговор надо переводить в совсем иную плоскость, которая находится уже отнюдь не в гуманитарно-научной сфере, а в сфере необходимости расследования возможного вмешательства польской стороны в лице вышеназванных организаций во внутренние дела Российской Федерации. И это уже задача не журналиста, а соответствующих структур, отвечающих за безопасность государства.

Даже кладбище не свято!
Не сгущаю ли краски? Нет! Польская сторона в последние годы проявляет мощнейшую идеологическую экспансию в Россию и Беларусь. Особенно – в те территории, которые поляки считают исконно своими. Смоленск, безусловно, у них в этом смысле находится в приоритете. Темы необходимости возвращения костёла польско-католической общине, возрождения польских традиций, якобы исконного влияния Польши на западные русские земли, тема необходимости сооружения помпезного огромного мемориала на месте катастрофы польского президентского самолёта – всего лишь малая тактическая часть глобального стратегического плана ряда польских реваншистских сил и политиков.

Сегодня для его осуществления выбрана самая тонкая и уязвимая сфера – сфера человеческих отношений и эмоций. Для этого издаётся на русском языке и бесплатно распространяется в России журнал «Новая Польша», в котором под прикрытием в целом благородной идеи необходимости укрепления гуманитарных контактов Польши и России, взаимопроникновения культур двух стран во многих статьях проповедуется махровая русофобия. В одном из его последних номеров, к примеру, опубликована статья Анджея Завистовского «Красную армию в червоный бор». В ней автор задаётся вопросом, что делать с памятниками советской эпохи после их демонтажа? И обсуждает возможные варианты. Среди них – «идея перенести их на воинские кладбища Красной армии… По-моему, это не очень удачное решение – ведь памятник на кладбище по-прежнему увековечивает, напоминает, чтит. Если мы считаем, что Красная армия не дала нам свободы, то к чему за неё благодарить? Даже на кладбище»…

А что за языком?
Именно для осуществления глобального стратегического плана ряда польских реваншистских сил и политиков как грибы после дождя создаются сегодня в западных российских городах школы польского языка наподобие ассоциации «Смоленская культурно-просветительская организация «Польская школа».

Безусловно, каждый народ, живущий в России, имеет право на изучение родного языка. Но, во-первых, не пора ли серьёзно задуматься, насколько деятельность школ польского языка соответствует ст. 13–14, 28–29 Конституции РФ и ст. 1 Закона РФ «Об образовании»? Во-вторых, насколько активность этих школ соответствует реальным демографическим потребностям польской диаспоры? В Смоленской области, по данным переписи 2010 года, проживали 466 поляков (0,05%). Но шум вокруг необходимости изучения смолянами польского языка в ряде СМИ периодически поднимается такой, будто поляков у нас не 0,05% населения, а как минимум 50%.

Разумеется, за этой шумихой стоят отнюдь не только гуманитарные интересы. Знаете ли вы, уважаемые читатели, что выпускники этих школ, согласно польскому законодательству, вправе рассчитывать на получение «Карты поляка» – документа, который фактически наделяет его обладателя многими юридическими правами гражданина Республики Польша? То есть получается, что фактически можно предположить: под крышей этих школ негласно идёт формирование, не побоюсь этого выражения, пятой колонны, которая в час Х будет призвана на осуществление глобального стратегического плана ряда польских реваншистских сил и политиков в отношении России?

От моря и до моря?
Что же это за план, о котором я здесь упомянул уже не один раз? Цитирую статью, опубликованную 14 марта 2017 года ИА REGNUM: «Недавно в свет вышла книга «Кто кого предал. Как убивали СССР» заслуженной российской журналистки Галины Сапожниковой, проработавшей многие годы собственным корреспондентом «Комсомольской правды» в Эстонии. В ней, в частности, говорится об истории обретения независимости Литвой. Как напоминает Сапожникова со ссылкой на бывшего председателя райисполкома Шальчининкского района Литвы, этнического поляка Чеслава Высоцкиса, в начале 1990-х годов на территории Литовской ССР едва не образовалась непризнанная «польская автономия» на манер Приднестровья. И вот о чём рассказал Высоцкис: «Когда мы объявили польский территориальный национальный район, приезжали очень высокопоставленные люди из Польши и официально пришли ко мне домой. Предложили: «Мы можем сделать большое дело. Нет, даже не большое – уникальное! Видите, что в Советском Союзе творится сейчас? Там очень слабая армия. А у нас в Польше в армии служат 400 тысяч человек. Поляки живут в Литве, Белоруссии, на Украине. Есть возможность эти национальные районы объединить и сделать польской территорией, от моря до моря, если бы вы нас поддержали. Я сказал, мы на эту провокацию не пойдём, потому что мы интернационалисты. Тут разыгрывалась очень сильная карта».

Заметим, что такие варианты Варшава могла себе позволить тогда, когда она не была ещё ни членом НАТО, ни членом Европейского союза. И потому и для Польши, и для её восточных соседей становятся очень важными польские планы на будущее. Если, как прогнозирует бывший посол Польши в США Рышард Шнепф, после 2020 года Польша больше не будет связана ограничениями и путами Евросоюза, если ей уже сейчас предлагают принять участие в демонтаже унии, если неизвестно ещё, что будет через год-другой с НАТО – то какой станет её внешняя политика и куда направится пассионарная энергия Варшавы?»

И где, добавлю к процитированному, гарантия, что бывшие выпускники школы польского языка, имеющие в своих карманах «Карту поляка», в час Х не потребуют вернуть Смоленск в состав «Великой Речи Посполитой»? Тем более что Смоленск был и остаётся самой больной занозой в умах и сердцах польских реваншистов.

  • 1
  • 1
?

Log in

No account? Create an account