?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Пётр Вяземский о современниках и не только
подсвечник и очки
krasnovski


Вчера купил в книжном магазине «Кругозор» великолепно изданный том «Записных книжек» Петра Андреевича Вяземского (издательство «Захаров», Москва, 2017 год). Давно мечтал об этой книге, а потому доволен необычайно!

Пётр Вяземский был родственником Карамзина и другом Пушкина, участником общества «Арзамас», но автором всего лишь одного стихотворного сборника. И потому долгое время он не считался особенно заметной фигурой Золотого века русской поэзии. Уже в ХХ веке литературоведам пришлось фактически заново «открывать» Вяземского: его стихи, письма и записные книжки. Последние просто чудесны, полны едких и остроумных замечаний в адрес современников, которые смело можно проецировать и на наши дни.

«Записные книжки» Петра Андреевича можно цитировать до бесконечности - остроумная, действительно едкая, актуальная по сей день книга. И, кстати, хорошее чтение для выходного дня. Не верите? Что ж, дарю вам подборку цитат из «Записных книжек» поэта:

Иные любят книги, но не любят авторов. Неудивительно: тот, кто любит мёд, не всегда любит и пчёл.

Ум и талант не всегда близнецы, не всегда сросшиеся братья-сиамцы. Напротив, они нередко разрозненные члены. Ум сам по себе, талант сам по себе.

Один женатый этимолог уверял, что в русском языке много сходства и созвучий с итальянским. Например, итальянец называет жену свою: mia cara (моя дорогая), а я, про свою, говорю: моя кара.

На белом свете лишних людей много, нужных мало, необходимых вовсе нет.

Выражение квасной патриотизм шутя пущено было в ход и удержалось. В этом патриотизме нет большой беды. Но есть и сивушный патриотизм; этот пагубен: упаси Боже от него! Он помрачает рассудок, ожесточает сердце, ведет к запою, а запой ведет к белой горячке. Есть сивуха политическая и литературная, есть и белая горячка политическая и литературная.

Вскоре после бедственного пожара в балагане на Адмиралтейской площади в 1838 году кто-то сказал: «Слышно, что при этом несчастьи довольно много народу сгорело». «Чего много народа! — вмешался в разговор департаментский чиновник, — даже сгорел чиновник шестого класса».

NN говорит: «Я ничего не имел бы против музыки будущего, если бы не заставляли бы нас слушать её в настоящем».

Беда иной литературы и заключается в том, что мыслящие люди не пишут, а пишущие люди не мыслят.

Нигде карты не вошли в такое употребление, как у нас: в русской жизни карты одна из непреложных и неизбежных стихий.

Англичанина никак не собьешь с родной почвы, как ни переноси его на чужую, в Париж, Рим, Петербург. Француз податливее и сговорчивее. Русский, с легкой руки Петра I, легко поддается чужим обычаям, где бы он ни был.

Карточная игра в России есть часто оселок и мерило нравственного достоинства человека. «Он приятный игрок» — такая похвала достаточна, чтобы благоприятно утвердить человека в обществе. Приметы упадка умственных сил человека от болезни, от лет — не всегда у нас замечаются в разговоре или на различных поприщах человеческой деятельности; но начни игрок забывать козыри, и он скоро возбуждает опасения своих близких и сострадание общества.

Как есть ум и умничанье: так есть либерализм и либеральничанье. Дай нам Бог поболее ума и поменее либеральничанья.

N. N. говорил о ком-то: «Он удушливо глуп; глупость его так и хватает нас за горло».

Один приятель мой, доктор, говорит про зятя своего: «Он так плохо учился и вообще так плох, что я всегда советую ему сделаться гомеопатом».

Кажется, можно без зазрения совести сказать, что русский народ — вообще поющий и пьющий. Наш простолюдин поёт и пьёт за работою и от нечего делать, в дороге и дома, в праздники и в будни.


#афоризмы #цитаты #книги





  • 1

Людмила

(Анонимно)
Свою жену называл "моя кара", а за женой близкого друга Пушкина А.С. - Натали - приударял)))

  • 1