?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Виталий Третьяков: «Рискуйте делать то, за что не берутся другие»
подсвечник и очки
krasnovski

Фото: aif.ru

2 января празднует юбилей Виталий Третьяков — ​журналист, политолог и публицист. Отец-основатель «Независимой газеты», ведущий телепрограммы «Что делать?», декан Высшей школы телевидения МГУ имени М. В. Ломоносова, а также автор многих остроумных афоризмов поделился с «Культурой» историей своего успеха и размышлениями о российской политике.

культура: Вы стали знамениты в 90-е годы, когда принадлежали к стану либералов. А сейчас выступаете с позиций «левого консерватизма». Как произошла переоценка взглядов?
Третьяков: Конец 80-х и начало 90-х — ​это время всеобщего романтического отношения к демократии. Тогдашнее советское руководство демонстрировало крайне неуспешную политику, все рушилось буквально на глазах. Мы смотрели на альтернативные фигуры, собравшиеся вокруг Ельцина, на Егора Гайдара и его экономическую команду. Я этих людей практически всех знал лично, со многими тогда дружил. Доверял им, не обладая на тот момент достаточным политическим опытом. Думал: раз они называют себя экономистами и берутся за реформы — ​значит, знают, как сделать экономику более эффективной.

культура: Но получилось как в Вашем афоризме: «Вместо желанной невидимой и изящной руки рынка мы получили вполне зримую и волосатую лапу»?
Третьяков: Представьте такую ситуацию. Мне нужно куда-то приехать, и я ловлю машину. Подъезжает такси: шашечки, надпись «Такси», счетчик — ​все как полагается. Сажусь, водитель в фирменной фуражке, я называю ему адрес. А когда мы едем, оказывается, что он не умеет водить машину, не знает улиц Москвы и увез меня в неизвестном направлении. Разве может нормальный человек представить себе такую ситуацию? Примерно так проводились у нас экономические реформы. Но, несмотря на этот тяжелый опыт и разочарование, по-прежнему считаю себя демократом. Либеральные ценности мне близки, но только в том случае, если они не рушат естественные, традиционные ценности общества, а совершенствуют их в ситуации сегодняшнего дня.

культура: Ваша программа «Что делать?» стала настоящей энциклопедией русской мысли, через которую прошли многие современные интеллектуалы. Что значит для Вас этот проект?
Третьяков: Программа родилась в 2001 году. Тогда на нашем телевидении не было такого изобилия политических ток-шоу, как сейчас. Создавая «Что делать?», хотел привнести в разговор нескольких собеседников на экране телевизора интеллектуализм и неспекулятивный, свободный от сиюминутной политической борьбы разбор актуальных проблем. В одну из первых программ пригласил митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла, нашего нынешнего патриарха. За прошедшее время ее участниками стало множество политологов лучшего качества, академиков, специалистов в своем деле, а не «записных пропагандистов», выступающих за ту или иную платформу. Сейчас таких расплодилось много. И они часами просиживают штаны на сегодняшних ток-шоу. Телевидение — ​это, как я написал еще в 1999 году, политическое ядерное оружие. Им нужно умело пользоваться. Привнесение в это «ядерное оружие» стратегии, а не текущих дрязг, пусть и очень важных, мне представляется важным и наиболее интересным.

культура: Вы как-то сказали: «Философские пароходы надо отправлять в кругосветное путешествие». Есть ли у нас сейчас интересные философы, а также — ​концепты, образы будущего? Что происходит с общественной мыслью?
Третьяков: Политических мыслителей в настоящем смысле слова не хватает. И на телевидении не все могут проявить себя. Есть люди, которые замечательно пишут, а на экране выглядят «никак». У телевидения своя специфика.

Выдающимся политическим мыслителем считаю патриарха Кирилла. Был таким и Евгений Примаков. Ценю как философа Александра Дугина, а как политолога — ​Андраника Миграняна.

К сожалению, многие эксперты пользуются в политическом анализе западными моделями, теориями, терминологией, стандартами. Люди привыкли жить по западным интеллектуальным лекалам и мало что предлагают сами. Считаю, что это гигантская проблема — ​постоянное оглядывание на Запад, нежелание развивать, пестовать и культивировать собственную общественную мысль. У нас и цитируют в основном западных мыслителей, порой второго и третьего ряда. А из наших — ​только умерших: по большей части славянофилов и некоторых философов начала ХХ века. Нам нужно развивать свою общественную мысль, тщательно отбирая авторов — ​отделяя оригинальных от спекулятивных. Мечтал бы к этому приложить руку.

Я преподаю теорию журналистики, создал Высшую школу телевидения МГУ и написал несколько учебников. В российских вузах во главу угла ставятся западные теории журналистики. Я это считаю несправедливым исторически и неправильным практически. Поэтому своим студентам излагаю и классические западные теории журналистики — ​либертарианскую, авторитарную, теорию социальной ответственности, но также и марксистско-ленинскую. Убеждаю: «Читайте статьи Ленина, и вы увидите, что очень многое совпадает с тем, что мы видим реально сегодня». Чтобы понять, что представляет собой журналистика и СМИ в наши дни, нужно взглянуть на эту систему с позиций разных теорий. Тем более что общественные науки — ​как правило, неточные, часто очень субъективные и даже спекулятивные. Это же не ядерная физика.

культура: России важно идти своим путем, а не просто что-то перенимать у Запада?
Третьяков: Дело в том, что мы часто заимствуем у Запада то, что не подходит для России. В частности, политическую конструкцию, которая у нас есть. Парламент должен быть, но он должен формироваться совсем на других основаниях и по другим правилам. Многопартийная система и система политических партий изжила себя и на самом Западе. А мы вроде ее пытаемся построить. Нужен иной подход. Большая опасность состоит в том, что нам пытаются внедрить с Запада не только то, что бесполезно и плохо работает, но и то, что вредно. Это относится ко всей реформе образования, которая велась начиная с 90-х годов, и только сейчас ее пытаются останавливать — ​вся эта Болонская система и прочее. Или вот навязывается толерантность. Нормальный человек не может быть толерантен к тому, что ему противно и противоестественно. Для меня это очевидная вещь. Но в нынешних условиях это почему-то нужно доказывать. Происходит разрушение традиционной семьи, которая и так переживает кризис. А ее еще специально пытаются уничтожить — ​абсурдом с однополыми браками. Или пробуют ввести ювенальную юстицию, против чего я категорически возражаю. Мы видим, как это порой калечит конкретные человеческие судьбы — ​и детские, и родительские.

Традиционные представления о семье, образовании отвергаются и заменяются по каким-то причинам на новомодные. А ведь у нас была, например, прекрасная советская система образования, доказавшая свою эффективность успехами и достижениями в науке.

Нам нужно выучить этот урок: «Чья система образования — ​того и власть в политическом смысле слова». Непонимание этого простого и очевидного факта — ​вредно и губительно для страны. И можно это расценивать как национальное предательство, по недомыслию или сознательно совершенное.

культура: Приведу еще один Ваш афоризм: «На лестнице предательства все ступеньки ведут вниз». Но есть и другой путь — ​личного успеха. Как его добиться?
Третьяков: Могу лишь дать несколько рецептов профессионального успеха. Они изложены в моем учебнике «Как стать знаменитым журналистом» и строятся как на практическом опыте, так и на теоретических знаниях. Я говорю студентам: есть вещи, которые вы должны делать не хуже других в профессии. Это ремесло, первый уровень. Второй уровень — ​мастерство: какие-то вещи вы должны делать гораздо лучше других. И третий уровень можно назвать гениальностью, если бы мы говорили о литературе. Но журналистика — ​профессия не для гениев, она слишком массовая. Нужно уметь что-то делать так, чтобы другие даже не понимали, как это у вас получается. Вот такие этапы. Молодой журналист должен постепенно по этим ступенькам подниматься. До третьего уровня редко кто добирается. Но если это случается — ​это и есть настоящий успех.

культура: Звучит одновременно и легко, и сложно.
Третьяков: Вот еще простой совет: рискуйте делать то, за что не берутся другие. Часто кажется невозможно что-то сделать — ​ситуация не та, обстановка не та и сил нет. И все об этом говорят. А вы попытайтесь. И это будет замечено. В свое время, когда «Московские новости» начали терять популярность, не поспевать за событиями, я предлагал Егору Яковлеву трансформировать издание. И всякий раз он эти варианты отвергал. Но в какой-то момент я понял: это газета Егора, и только он может что-то в ней изменить. А если хочется создать что-то новое и непохожее, необходимо уйти и сделать свое. Так я основал «Независимую газету». Нужно однажды покинуть привычные стены редакции и пойти на пустом месте творить новое, собрать команду соратников и сотрудников. И еще один совет молодым журналистам: выполняйте, пока вы еще новички в профессии, все поручения редакции — ​интересные, неинтересные, «неправильные». Только в рутинном труде можно узнать всю систему с лучших и худших сторон. В устоявшемся, пусть даже и прокисшем, бульоне нужно повариться. И не пропустить момент, когда из него пора выскочить. Это интуиция, чутье. Ну и способности, конечно.

И вот еще несколько моих рецептов — ​безо всяких комментариев: говорите и пишите меньше, чем знаете; знайте больше, чем пишете и говорите. Не впадайте в сверхмерный цинизм. Это хороший трамплин, но только для одного прыжка. Работайте больше других, но не за других. Не навязывайтесь сильным мира сего, но станьте среди них своим. Судите свои тексты суровее, чем тексты других. Но не вслух.

культура: Чего Вы ждете от 2018 года — ​в частной жизни и в судьбе страны?
Третьяков: Моя частная жизнь — ​устоявшаяся и достаточно благополучная. Планирую возобновить работу над третьим томом воспоминаний, где я рассказываю о себе, России, обществе, Москве, журналистике. Многие детали и подробности важно зафиксировать, переложить на бумагу и донести до аудитории. Планирую написать новую книгу о Владимире Путине. Первая вышла в 2005 году.

А чего хочу для России? Я многократно об этом говорил во всяких телевизионных дискуссиях. Во внешней политике я в целом поддерживаю нынешний курс. Но при этом меня многое не удовлетворяет в сегодняшней реальности. Более всего меня не устраивает экономическая ситуация. И я надеюсь, что Владимир Путин во время своего нового президентского срока радикально изменит экономическую политику. А это связано с перестановкой кадров в руководящих органах исполнительной власти, прежде всего в правительстве. Нужно не только рутинно выполнять свои обязанности, не только инфляцию «таргетировать», но и взяться за то, за что никто другой пока не брался. Невозможно в самой богатой по природным ресурсам стране мира видеть, как миллионы людей существуют на краю бедности или за чертой бедности. И постоянно вынуждены сравнивать свой уровень жизни с уровнем жизни заштатных западноевропейских стран, почему-то сумевших обеспечить своим гражданам высокое потребление материальных благ. Так что от 2018 года жду радикальных перемен в кадровом составе исполнительной власти, жду новой экономической политики. На мой взгляд, это неизбежно должно случиться, иначе мы впадем в новый кризис, в том числе и психологический, поскольку многие люди устали жить на грани прозябания. А этого не должно быть.

культура: Вы славитесь блестящими афоризмами. Есть что-то новое?
Третьяков: Сейчас как раз готовлю к печати книгу моих афоризмов. В нее войдет до сотни еще не опубликованных. И откроется она главой «Афоризмы об афоризмах». Оттуда и приведу несколько:


Афоризм — ​это концентрированная банальность, желательно — ​оригинальная по форме.

***

И десяти процентов правды достаточно, чтобы превратить бессмысленную фразу в афоризм.

***

Один удачный афоризм порождает сотню посредственных, десяток приличных и два-три столь же удачных.

***

Афоризм — ​это упорядоченный набор слов, надолго запоминающийся многим.

***

На каждый гениальный афоризм философа или писателя найдется не менее гениальный афоризм прямо противоположного содержания. О политиках и говорить не приходится — ​их афоризмы противоречивы даже у одного автора, так как лицемерие в политике не исключение, а норма.

***

Каждый человек хотя бы раз в жизни изрекает замечательный афоризм, только не замечает этого.

***

Если бы к каждому человеку была приставлена стенографистка, то афористов в мире были бы миллиарды.

***

Если я буду помнить все свои афоризмы, то забуду чужие и тогда не смогу сочинять свои, то есть оригинальные.

***

Если уж не можешь не говорить банальности, то хотя бы делай это раньше других.

***

Мои умные афоризмы рождаются из чужих глупостей. А глупые откуда?

***

Афоризмы — ​это осколки романа, который ты никогда не напишешь.

***

Между дряблым романом и ладным афоризмом я выбрал последнее. А ведь на роман еще и времени сколько нужно потратить!

***

Как только произнесешь что-нибудь оригинальное, тебя тут же закидают чужими афоризмами.

[Источник]http://portal-kultura.ru/articles/data/178637-vitaliy-tretyakov-riskuyte-delat-to-za-chto-ne-berutsya-drugie/?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com