Военно-историческая падчерица

Смоленская крепостная стена становится заложницей амбиций и непрофессионализма функционеров из РВИО


Фото: Александр Григорченков

На днях смоляне были не на шутку взбудоражены появившимися в Интернете сообщениями о том, будто «в центре Смоленска уничтожили крепостную стену 17 века. Особо цинично, экскаватором, был разрушен один из немногих сохранившихся участков "Королевского бастиона"». 

К счастью, как это нередко бывает с сообщениями ряда наших интернет-изданий, ситуация оказалась, мягко говоря, не такой страшной, как её поспешили преподнести общественности.

«Мостик вздохов» и... истерика «навальнят»

Действительно, в Центральном парке культуры и отдыха «Лопатинский сад» начались работы по разбору кирпичной кладки «Мостика вздохов», ставшего аварийным. Как пояснили представители департамента культуры области, «демонтированная кирпичная кладка не имеет отношения к Смоленской крепостной стене – объекту культурного наследия федерального значения. Соответствующей комиссией определено аварийное состояние «Мостика вздохов» протяжённостью около восьми метров вследствие отслоения наружного облицовочного слоя кирпича от основного массива кладки. Демонтаж произведён в целях недопущения несчастных случаев среди посетителей «Лопатинского сада». Представители регионального департамента по культуре и туризму осуществляли контроль за проводимыми работами в целях недопущения причинения вреда пряслу Смоленской крепостной стены. В дальнейшем запланирован ремонт кирпичной кладки для восстановления объекта в первоначальном виде». 

Казалось бы, инцидент исчерпан. Обрушившиеся кирпичи, к счастью, никого не убили, Крепостная стена как исторический памятник повреждена не была, аварийный объект отремонтируют. Но не тут-то было. Нашлись граждане, умудрившиеся это ЧП раздуть до политических масштабов. Особенно отличились местные сторонники оппозиционера Навального. «Почему на тех, кто подписывал распоряжения о варварском разрушении памятника до сих пор не составлены административные протоколы? Где полиция?.. Где прокуратура, не предпринимающая ровным счётом ничего, когда у неё под носом уничтожают исторические памятники?.. На самом деле неважно, с какой целью производились эти работы. Тот, кто отдал распоряжение ломать стену экскаватором, должен сесть и надолго», – неистовствовали они. 

Логика у ребят, надо заметить, не то, что кирпичная, а просто железобетонная: одна только фраза о том, что «неважно, с какой целью производились работы» чего стоит! А призывы без всяких разбирательств посадить и надолго ответственных за ремонтные работы из уст борцов за свободу весьма наглядно демонстрируют, какую демократию они нам всем устроят, ежели, не дай Бог, дорвутся до власти.

Молодые люди, похоже, не понимают элементарного: по правилам охраны труда разобрать аварийную кирпичную стенку без экскаватора было абсолютно невозможно. Вручную, ломиком сбивать прогнившие кирпичи, стоя на высоте в несколько метров на этих же прогнивших кирпичах, отчается разве что сознательный самоубийца...

Кононов присоединился?

Но самое печальное, что к разбушевавшейся в Интернете вакханалии, раздутой буквально из ничего, присоединился исполнительный директор Российского военно-исторического общества (РВИО) Владислав Кононов. Cвоими изощрённо-иезуитскими комментариями в соцсетях, как мне представляется, он практически солидаризировался с «навальнятами». Что называется, стал подливать масла в огонь. Хотя, уж кто-кто, а он прекрасно владеет информацией и о состоянии Крепостной стены, и о прилегающих к ней объектах, ибо в не столь уж далёкое время сам был начальником департамента Смоленской области по культуре и туризму. 

Для чего это нужно Кононову? В соцсетях было высказано предположение, что, эта нелепость стала проявлением «истеричной межведомственной делёжки нашей Стены на зоны ответственности, а точнее, безответственности. С публичной демонстрацией элементов подковёрной борьбы чиновничьих амбиций». Не исключено. Хотя, думаю, всё гораздо печальнее. И для Смоленска, и для Смоленской крепостной стены, и для смолян.

Денег нет, но...

Судите сами. «В Смоленской области рассчитывают на помощь министерства культуры РФ при реставрации сохранившейся части Смоленской крепостной стены – уникального памятника культурного наследия. Некоторые участки памятника нуждаются в срочном вмешательстве. Обращение на имя главы Минкультуры Владимира Мединского поручил подготовить губернатор Алексей Островский, – сообщило на днях федеральное информационное агентство REGNUM. – «Я прошу подготовить моё письменное обращение к министру и руководителю РВИО с обозначением, что, по нашему мнению, является первоочередными объектами и с просьбой указать конкретные сроки ремонта конкретных участков и конкретные объёмы денег», – цитирует Островского ГТРК «Смоленск». 

Смоленская крепостная стена является объектом культурного наследия федерального значения. Построена стена была в 1595 – 1602 годах в годы правления царей Фёдора Иоанновича и Бориса Годунова – как оборонное сооружение. Всего стена составляла около 6,5 километра, до наших дней сохранилась лишь небольшая часть памятника.

Реставрационные работы здесь велись несколько лет назад, когда к празднованию 1150-летия Смоленска в 2013 году на эти цели выделили миллиард рублей. Но этих денег оказалось недостаточно для того, чтобы полностью привести памятник в порядок. Сегодня памятник находится в удручающем состоянии, разрушаясь с каждым годом.

С просьбами о помощи в финансировании реставрационных работ смоленские власти обращались к министерству культуры неоднократно, но ни одна из заявок профинансирована так и не была. Зато министр культуры объявил о перечислении своего гонорара за постановку пьесы по своему роману, в котором фигурировали события обороны Смоленска в начале XVII века, на реставрацию этой самой стены. Совсем недавно, во время визита в Смоленск Владимир Мединский осмотрел памятник и поручил составить смету на первоочередные работы по сохранению памятника.

В конце прошлого года стало известно о передаче объектов крепостной стены в ведение отделения Российского военно-исторического общества, председателем которого является всё тот же Мединский. Именно под эгидой РВИО, того самого, которое печально прославилось установкой в Санкт-Петербурге мемориальной доски пособнику Гитлера Карлу Маннергейму, давались обещания провести реставрацию памятника и приспособить «к использованию».

Однако пока, несмотря на все обещания, стена продолжает разрушаться – и Смоленск рискует потерять свой главный памятник», – констатирует ИА REGNUM.

К этому остаётся разве что добавить официальные цифры: «в течение 2013-2016 годов администрацией Смоленской области была подана 31 заявка на сумму свыше 1 миллиарда рублей на финансирование указанных работ в 2014-2017 годах. Данные заявки Минкультуры России профинансированы не были. В прошлом году для участия в Программе на 2018 год подано 12 комплектов документов на сумму более 468 миллионов рублей, которые в настоящее время находятся в стадии рассмотрения. Как следствие, отсутствие финансирования привело к многочисленным фактам разрушений участков башен и прясел стены».

Раздвоение Мединского

А теперь – внимание! Именно на фоне этих постоянных отказов Министерства культуры в финансировании Стены Российское военно-историческое общество, председателем которого является министр культуры Мединский, берёт на себя ответственность за объект, на который нет денег. 

То есть, в одной своей ипостаси – как министр, господин Мединский фактически игнорирует то, что памятник федерального значения разрушается, и не выделяет средства на его спасение, а в другой своей ипостаси – уже как председатель РВИО, вдруг проявляет чудеса альтруизма и фактически взваливает на свои плечи ответственность за судьбу Смоленской крепости. Согласитесь, что такая раздвоенность в поступках выглядит, мягко говоря, странно и невольно заставляет задуматься о степени бескорыстности альтруистических потуг спасения Стены силами РВИО. 

Ведь в перспективе, несмотря на нынешнее своё удручающее состояние, Смоленская крепостная стена может оказаться очень даже прибыльным объектом. Только вот вопрос: а куда потечёт прибыль от её эксплуатации под эгидой РВИО – в федеральный и в региональный бюджеты или на счета РВИО и его функционеров? 

Громовое лукавство

Сегодня представители РВИО оправдываются, заявляя, что пока Стена в их юридическое ведение не передана, а потому, мол, с них и спрашивать пока нечего за её печальное состояние. Это – лукавство! Позвольте тогда спросить, на каких юридических основаниях Смоленское региональное отделение РВИО уже сейчас фактически выгоняет из башен крепостной стены располагающиеся там музейные экспозиции и организации? Например, из башни Маховой?

Более того, практически год назад РВИО взяло под свою опеку башню Громовая и располагавшийся в ней музей. И что в результате мы имеем?

Когда на сайте РВИО опубликовали проект «Новая Башня Громовая» и был объявлен конкурс идей по созданию нового музея в башне, то смоленские краеведы и историки сразу заподозрили неладное. И они не ошиблись. Потому что этот «проект» был состряпан из самой настоящей демагогии. 

«После прочтения этого проекта и объявленного «творческого конкурса» возникло много вопросов, также появилось ощущение, что готовится какая-то афера. Например, совершенно непонятно, для чего нужно забирать у смоленского музея-заповедника успешный музей. К сожалению, в этом проекте смоленские историки-краеведы и специалисты-музейщики увидели некрасивое лукавство со стороны его составителей. Ведь в проекте РВИО приписывает себе уже существующие достижения. Хотя проект и называется «Новая Башня Громовая», но ничего нового там не изложено», – так высказалась о «проекте» Ирина Герасимова, историк-архивист, бывший директор Государственного архива Смоленской области (1983-1991 гг.), председатель смоленского клуба краеведов «Феникс». 

Кстати, теперь этот «проект» почему-то исчез с сайта РВИО.

В разных смоленских СМИ исполнительный директор РВИО Кононов и его подчинённые обещали, что «в обновлённом музее появится много новых экспонатов, в том числе редкость, которая имеет отношение к истории времен Сигизмунда III», что будет сделан пандус для инвалидов и т.д.  Что же в результате реализации этого «проекта» было сделано в «обновлённой» Громовой башне?

Обещанного пандуса для инвалидов нет. Шатёр (крышу) никто не починил – в нём много дыр, но зато была сделана очень простая внешняя подсветка шатра по периметру. Под шатром на верхнем ярусе в нескольких бойницах нет защитных решёток, поэтому на верхний ярус башни свободно залетают птицы и гадят на деревянный пол. При установке подсветки по периметру шатра была поломана его деревянная окантовка. Образовавшиеся дыры зияют до сих пор.

С экспонатами, как утверждают смоленские краеведы, тоже совсем плохо. На момент открытия «обновлённого» музея в нём было всего 14 (!) подлинных экспонатов, которые имеют хоть какое-то отношение к польско-российским войнам XVII века и к обороне Смоленска. Да и они, как говорят, были арендованы РВИО у смоленского музея-заповедника. Остальное – мелкая бижутерия и мелкие предметы быта из частных коллекций, оружейный новодел, реконструкция одежды и бумажно-фанерные планшеты с исторической информацией. 

Через несколько месяцев количество экспонатов увеличилось, но все они также взяты в аренду у смоленского музея-заповедника, и раньше уже присутствовали в экспозиции башни Громовой. Также появились экспонаты, арендованные у тульских исторических реконструкторов. Таким образом, собственных экспонатов в «обновлённом» музее просто нет. 

На втором ярусе башни установлен макет города и крепости, который в РВИО называют «интерактивным». Его «интерактивность», как едко заметил кто-то из смолян, в том, что на нём имеются три кнопки – «Огни», «Звон» и «Дым». Если на них нажимать, то на макете в домиках зажигаются огни, раздаётся колокольный звон, а из печей идёт дым. Такие «интерактивные» модели и макеты были характерны для 60-х годов прошлого века, и ничего нового в этом нет. К тому же краеведы утверждают, что на макете имеются фактические ошибки в названии башен.

Из широко разрекламированной новой электронной техники в музее теперь имеются лишь стационарно укреплённые компьютерные планшеты с исторической информацией, которая дублирует то, что написано на обычных планшетах в зале, один электронный планшет с компьютерным тестом по истории и аудиогид. Были ещё закуплены очки виртуальной реальности – но сама идея прийти в музей, чтобы в электронных очках смотреть на плохую компьютерную графику вместо того, чтобы рассматривать настоящие древние вещи, согласитесь, показывает уровень профессионализма «специалистов», которые «обновили» музей. Других технических новшеств в новом музее нет. 

Да и вообще, попытка заменить в музее подлинные экспонаты на электронные гаджеты, на мой взгляд, свидетельствует о непрофессионализме тех, кто всё это делал. Многие посетители музея и в личном общении, и в социальных сетях недоумевают: почему «Новая Башня Громовая» фактически не имеет экспозиции? Как написал один из моих коллег, «смоляне стали свидетелями не только уничтожения одного из самых лучших музеев города и области, но и, очень мягко говоря, наглого очковтирательства, когда откровенную халтуру им преподносят как великое достижение». 

Да и сама башня Громовая за прошедший под крылом РВИО год не преобразилась, не была отреставрирована, а продолжала ветшать. 

Но деньги, судя по бравурным заявлениям исполнительного директора РВИО Владислава Кононова о том, что поток туристов растёт как на дрожжах, уже куются на «Новой Башне Громовой» немалые. Вот только чем это всё в конечном итоге обернётся, каким очередным скандалом?..

***

Безусловно, Смоленская крепостная стена нуждается в срочной помощи. Безусловно, хорошо, если помощь уникальному памятнику отечественной истории будет оказываться не только государством, но и общественностью. Но, я убеждён, не менее безусловно и то, что категорически нельзя допустить того, чтобы Смоленская крепостная стена превратилась в этакую падчерицу РВИО и заложницу непрофессионализма, амбиций и, возможно, финансовых интересов отдельных представителей этой организации. 

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.